Примеры решения общественных проблем

Проблемы общества

Перекресток Бродвея и 42-й улицы в Нью-Йорке претендует на звание центра мира, и не без оснований. Парады победы, гигантские электронные табло с последними новостями, огромные скопления народа в канун Нового года – Таймс-сквер является неустанно пульсирующим сердцем величайшего города Америки.

100 лет назад здесь был центр района развлечений, и окрестности переполняли знаменитые театры старого Бродвея. Прекрасный отель Astor царил над суетой, словно гранитная крепость. «Великий Белый путь» притягивал зрителей со всего мира.

Но к 1970-м гг., по словам профессора Линн Сагалин, «развлекательность» некогда великого театрального района выродилась в «тягостное зрелище развращенности общества»: здесь толпились «неудачники, сексуальные извращенцы, алкоголики, наркоманы, сбежавшие из дома малолетки, попрошайки, сутенеры» – «бульвар скверны вместо Великого Белого пути»».

Большая часть старых театров была закрыта, а в уцелевших круглые сутки шла порнография. Кризис городов, усугубляющаяся проблема национального масштаба, поразил мегаполис в самое сердце.

«Худший район в городе» стал символом финансового и нравственного банкротства, пожиравшего Нью-Йорк изнутри. Многих тревожило, что эта самая опасная черная дыра проблемного города втянет в себя и поглотит всю цивилизацию.

Но ситуация радикально изменилась. Таймс-сквер, некогда символ самых страшных болезней нашего общества, сегодня тоже символ, но совсем иного рода. Сегодня он демонстрирует, как много могут достичь вместе удивительные люди, пользуясь силой синергии.

* * *

Пример решения проблем города

История «духовного и физического возрождения Таймс-сквер», по формулировке одного писателя, показывает, как мы можем трансформировать общество, если проникнемся решимостью разорвать порочный круг мышления меж двух альтернатив и найти Третью альтернативу.

Вкладом в обновление Таймс-сквер по праву могут гордиться многие. Но импульс этой трансформации – заслуга человека, умеющего мыслить по принципу Третьей альтернативы, о котором, возможно, никто и не слышал. Это скромный местный активист Херб Стурц.

Юный идеалист из Нью-Джерси мечтал стать писателем, но в итоге обрел свое призвание в участии во множестве прогрессивных общественных движений. Стурц увлекался движением бойскаутов и сразу после колледжа даже какое-то время писал статьи в его журнале Boy’s Life. В открытом письме кандидату в президенты Джону Кеннеди он предложил создать особые войска для юношеской категории.

В начале 1960-х гг. молодой журналист Стурц узнал, что в тюрьмах города Нью-Йорка месяцами сидят сотни «несовершеннолетних преступников», потому что они слишком бедны, чтобы внести залог. В Конституции США он прочел, что непосильный залог не должен вменяться никому, и начал кампанию в помощь этим ребятам.

Вскоре Стурц очутился в центре противостояния двух идеологий: «жесткие прагматики» считали его усилия «мягкотелым либеральничаньем», а идеалисты горели желанием помочь, но никогда не находили для этого ни времени, ни денег. И Стурц просто пошел вперед сам.

Он начал экспериментировать с прототипами системы, помогающей малолетним правонарушителям защитить свои права. В качестве консультантов привлек на добровольных началах студентов нью-йоркских юридических вузов.

Они собирали данные о преступниках-подростках и с помощью новомодных перфокарточных вычислительных машин составляли их профили. Судьи получали отчеты из 40 позиций, доказывавших, что лишь немногие из заключенных действительно имеют склонность к побегу от правосудия.

Стурц доказал своим оппонентам, что проект «Манхэттенский залог» обеспечивает экономию денег налогоплательщиков в размере, значительно превышающем затраты на него. Это был огромный успех.

Но Херб Стурц считал, что это лишь начало. Он посвятил много времени поискам Третьих альтернатив для наркозависимых, молодых безработных и детей из групп продленного дня. Все эти проекты продемонстрировали его дар видеть реальную проблему и создавать новаторскую систему, чтобы ее решить.

Огромным преимуществом Херба было умение всегда видеть Третью альтернативу в биполярном мире. По словам его биографа, Стурц «бежал как от огня от переменчивых и рефлексивных готовых ответов», характерных для менталитета «либерал/консерватор», таких как «децентрализация/регулирование, тратить больше/тратить меньше», предпочитая решать социальные проблемы с помощью реалистичной стратегии.

Об антиправительственно настроенных консерваторах Стурц говорил: «Некоторые исходят из позиции, что правительство не работает, потому что они не хотят, чтобы оно работало». Но он был убежден и в том, что в одиночку правительство не способно осуществить подлинные социальные изменения.

В 1979 г. Стурц впервые вошел в правящие круги в качестве помощника мэра Нью-Йорка. В те времена Таймс-сквер была по-настоящему страшным местом, и, как гласила старейшая в городе шутка, «что-то нужно было делать». И он определил, что именно: «Мы хотим вернуть на Таймс-сквер фантазию, которая заменит удручающую реальность».

* * *

Решение проблем полной неразберихи

Обнародованный городскими властями план реконструкции Таймс-сквер шокировал многих. Предполагалось снести целый квартал, чтобы расчистить место для четырех новых небоскребов: «монолитных и однообразных… слишком больших, грузных, безликих, затеняющих все вокруг, никаких, безжизненных и чуждых Таймс-сквер… огромных серых призраков зданий… превращающих Таймс-сквер в дно колодца». Однако этот прототип сделал именно то, что и должен делать хороший прототип: побудил людей к действию.

Собственники домов немедленно обрушили на город десятки судебных исков. Кинулись протестовать владельцы сомнительных фирмочек, оказавшихся под угрозой закрытия. Они неплохо зарабатывали – и вдруг кто-то решил вышвырнуть их из дела?

С противоположного фланга повели наступление борцы за охрану окружающей среды и городские активисты: такая реконструкция превратит Таймс-сквер в очередной безликий деловой центр. Стурц тоже этого не хотел: ему нужно было нечто, что сделает «реальностью блеск и энергетику Таймс-сквер».

Главными недовольными в этой схватке всех со всеми стали члены семейства Сеймура Дарста, владевшего большей частью недвижимости вокруг Таймс-сквер. Дарсты принципиально выступали против правительственных субсидий на частную застройку.

Сеймур Дарст с таким презрением относился к бюджетным расходам, что установил на принадлежащем ему здании на Шестой авеню огромные электронные часы, посекундно отсчитывающие возрастание государственного долга США. Нью-Йорк же предлагал миллионы долларов из бюджета в помощь девелоперам, готовым инвестировать в этот городской район. Пока многие собственники торговались за наилучшие условия, Дарсты из принципа отказывались от всякого участия в программе.

И вот посреди всей этой неразберихи появляется Ребекка Робертсон, опытный градостроитель. Херб Стурц нанимает ее, а городские власти назначают руководителем проекта перепланировки.

 Ребекка знала, что Таймс-сквер превратилась в «клоаку Нью-Йорка». Но она также предвкушала захватывающе интересную задачу на синергию: как объединить десятки противоборствующих лидеров города и их сторонников для создания будущего сердца Нью-Йорка?

Робертсон выкинула план городской застройки и спросила у всех заинтересованных сторон фактически следующее: «Кто готов пойти дальше и построить нечто такое, о чем никто до сих пор и не мечтал?» Этот вопрос – обязательное условие поиска Третьей альтернативы.

Робертсон дала толчок дискуссии в масштабах всего города – в этом Магическом театре все могли придумывать новое волшебное будущее театрального района Нью-Йорка. Приветствовались самые разные мнения, в том числе защитников окружающей среды, историков, художников, градостроителей и частных застройщиков, от видного девелопера Карла Уасброда до Жан-Клода Бейкера, владельца экзотического ресторана Chez Josephine на 42-й улице, от «ужасных Дарстов» до Коры Каан, театрального импресарио, мечтавшей об открытии на 42-й улице детского театра.

Постепенно из этих разнородных взглядов выкристаллизовалось единое вйдение, набор критериев, разделяемых всеми. «Великий город делает великим его мифология», – сказала Робертсон. Мифология Таймс-сквер – это «греховная, броская, вульгарная, бурлящая 42-я улица», великие бродвейские театры и потрясающие старые постановки вроде «Бродвейской мелодии» и «Безумств Зигфелда».

«Я не собиралась покончить с хаосом и популизмом этой улицы, – утверждала Робертсон. – Чистая улица, свободная от преступности, – да, безусловно! Но я чувствовала, что мифология этого места неотделима от его хаоса и шума».

С точки зрения Робертсон, «приоритетом номер один должна была стать эстетическая составляющая… Люди приходят на Таймс-Сквер, чтобы увидеть всякую всячину». Задумка состояла в том, чтобы сохранить естественную «какофонию, приподнятость и демократичность здешних тротуаров, где вправе быть любой… Должен был получиться зоопарк… но отлично содержащийся зоопарк, вместо зоопарка, где выставлены депрессия, безработица и кокаинизм».

Вйдение Робертсон вновь вдохнуло в проект энергию. Принципиально другая парадигма, Третья альтернатива, начала переделывать умы людей. Они стали понимать, как пишет Джеймс Трауб, что «42-я улица – не просто случай заболевания города, но и великая Мекка развлечений в состоянии сильного запустения».

Критерии успеха были ясными и разделялись очень многими. Пора было переходить к этапу создания прототипов.

На смену планам строительства четырех небоскребов пришел новый прототип, задействующий историю Таймс-сквер как центра развлечений. Первоначальный план создавал «не слишком привлекательный образ для компаний индустрии развлечений, поскольку для всех он был связан с судебными исками, отсрочками и офисными башнями».

Новый прототип должен был «продавать имидж таких групп, как Disney и Viacom». Предполагалось, что главными его элементами станут «мощный поток пешеходов, лучший туристический рынок Нью-Йорка… 20 млн туристов в год, 39 бродвейских зданий и 7,5 млн театральных зрителей… 200000 регулярно приезжающих в день».

Самая новаторская черта прототипа: девелоперы Таймс-сквер получали большую налоговую льготу, если возрождали театр в здании, которое строили. Первым театром стал «Нью-Виктори», «восстановленный во всем своем блеске конца XIX в.». Затем компания Ford Motor финансировала превращение театров «Лирик» и «Аполло» в новый центр исполнительских искусств. Но, пожалуй, самым важным было согласие Disney реконструировать самый прославленный бродвейский театр «Нью-Амстердам» для постановки шоу по популярным фильмам этой компании.

* * *

Пример решения проблемы нового рождения площади

Дарсты по-прежнему упорствовали, отказываясь участвовать в каком бы то ни было бюджетном проекте. Но Дуглас Дарст, управляющий компании, начал преодолевать рамки идеологии. Некогда «архипротивник» Робертсон, он всесторонне изучил проект, подавая иски против него.

Скоро Дуглас понял, что предлагаемые городом налоговые вычеты создадут возможности для развития, которые многократно окупятся, поэтому отказался от своих возражений и предложил построить на принадлежащей ему земле офисную башню революционного нового типа на Таймс-сквер, 4. О Ребекке Робертсон Дуглас сказал следующее: «Мы судились с ней очень много лет, это были трудные времена. Но работать с ней сейчас – просто потрясающе».

Сегодня обновленная Таймс-сквер бурлит энергией. Каждый день по ней движется мощный людской поток. Гигантские цифровые табло освещают ночь. Повсюду на сценах сверкающих возрожденных театров идут самые лучшие шоу.

В канун 1980 г. здесь собралось 50000 человек, а сейчас миллионная толпа наблюдает за новогодней церемонией опускания шара, состоящего из 500 кристаллических модуляторов света и вращающихся пирамидальных зеркал, – в этот самый момент и начинается Новый год.

Можно даже купить модель Таймс-сквер из деталей LEGO. Ребекка Робертсон говорит: «Это новое рождение, теперь это место, где вам хочется быть. Это мечта всей жизни!»

Давайте остановимся на процессе синергии и на том, чему учит нас опыт возрождения Таймс-сквер.

Во многом успех проекта ее переустройства обусловлен мягкой настойчивостью Херба Стурца в преодолении раздоров всех со всеми. «Ничего не получилось бы без его лидерства и энтузиазма», – сказал мэр.

Готовность Стурца принять Третью альтернативу заражала всех. К чести городских властей, они смогли отрешиться от своего масштабного проекта превращения Таймс-сквер в деловой центр – а ведь для этого им пришлось пожертвовать немалым объемом уже проделанной работы.

Ребекка Робертсон и Дуглас Дарст так долго воевали друг с другом, что им обоим стоило больших эмоциональных сил вместе приступить к поискам решения, превосходящего все, что любой из них мог вообразить. К счастью, оба были готовы достаточно долго воздерживаться от своих предубеждений и обид, чтобы проникнуться вдохновляющим новым видением, недоступным ни одному из них в отдельности.

Появление общих критериев успеха позволило всем сторонам, участвующим в обновлении Таймс-сквер, выразить свои самые сокровенные желания и видение будущего. Вот некоторые из критериев:

• Новая Таймс-сквер должна унаследовать театральную мифологию старой Таймс-сквер как средоточия городских развлечений со всей их «яркой пестротой и фривольностью». Соответственно, нужно восстановить около 39 театров, начиная с революционного начинания Коры Каан – детского театра.

• Должно возродиться неустанно пульсирующее медийное сердце города. Отсюда громадные видеодисплеи, днем и ночью вспыхивающие новостными сообщениями и рекламой, а также производственная база ABC News в Times Square Studios. Здесь находится штаб-квартира MTV и Conde-Nast, издателя глянцевых журналов Vogue, The New Yorker, GQ и Vanity Fair.

• Место должно быть общедоступным и легко вмещать миллионы посетителей. Отсюда потрясающая новая станция подземки и пешеходная зона.

• Несмотря на расположение в деловом районе архитектура должна быть провокационной и авангардной, однако не впадающей в самопародию.

Посетители новой Таймс-сквер подтвердят, что эти надежды сбылись на все сто и даже больше.

* * *

Решение проблем – Третья альтернатива

Когда Дуглас Дарст решил возвести 48-этажный небоскреб Таймс-сквер, 4, общество содрогнулось. Что если это будет очередной безликий нью-йоркский «гигантский ящик»? Не уничтожит ли он раскованно-стильную среду Таймс-сквер?

Могущественный землевладелец Дарст мог бы просто отмахнуться от голосов недовольных. Но он поступил иначе.

Приглашенные им архитекторы Фокс и Фоули славились креативными и экологичными решениями. Внимательно выслушав многие заинтересованные в освоении Таймс-сквер стороны, дизайнеры сформировали собственный весьма амбициозный набор критериев успеха.

Новая башня должна была стать продуктом синергии на первый взгляд взаимоисключающих культурных запросов: потребностей бизнес-сообщества – с одной стороны, и требований культовости, предъявляемых к этому всеамериканскому средоточию развлечений, – с другой. Проект мог стать успешным только в том случае, если бы ему были присущи:

• «Утонченная индивидуальность», отвечающая деловому характеру манхэттенского Мидтауна и Брайант-Парка210.

• Отражение блеска и бурления Таймс-сквер – ее праздничных театров, мерцающих цифровых табло и толп туристов.

• Экологическая ориентированность, воплощение новой этики социальной ответственности – здание должно было быть максимально «зеленым».

• Привлекательность нижних этажей здания для владельцев розничных магазинов, как того требовала дружественная к туристам среда Таймс-сквер.

Каждая заинтересованная сторона представляла желаемый результат по-своему – точь-в-точь как персонажи известной притчи о слепцах, пытающихся описать слона. И каждая точка зрения заслуживала внимания.

Дизайнеры должны были создать такого «слона» сами. Как выполнить все эти требования? Как построить здание, одновременно праздничное и сдержанное?

Ответом архитекторов стало воплощение синергии – коллаж элементов разнородных стилей, слившихся в прекрасное целое. Выходящее на бурлящую Таймс-сквер здание представляет собой сплошную поверхность из металла цвета платины и гнутого стекла, а также гигантскими видеоэкранами на фасаде. Вход в ту часть небоскреба, где разместились розничные магазины, возрождает давно минувшие времена прославленного нью-йоркского стиля ар-деко.

Сторона, обращенная к прилегающему кварталу корпоративных зданий Мидтауна, выполнена в мозаичной серой кладке и имеет характерный банковский облик. Все здание представляет собой Третью альтернативу.

Но самая поразительная особенность сооружения невидима – это первый в мире «зеленый» небоскреб. Часть потребностей его 48 этажей в электроэнергии удовлетворяется за счет гигантских топливных элементов, вырабатывающих электричество без процессов горения и окисления. Вырабатываемое ими тепло нагревает воду для здания.

Вентиляционные шахты и каналы особой конструкции очищают воздух, обеспечивая степень очистки в 85% вместо обычных для офисных зданий 35%. Помещения охлаждают установки на природном газе, а не потребляющие очень много электроэнергии кондиционеры, что дает экономию на 20%. Дополнительно электричество поступает от солнечных панелей, окружающих верхние 19 этажей.

Хотя небоскреб на Таймс-сквер, 4 потребляет больше электроэнергии, чем предполагалось, это все равно на треть меньше, чем необходимо среднестатистическому офисному зданию в Нью-Йорке. Это тем более замечательно, что энергоемкие светящиеся табло на его фасаде в буквальном смысле разгоняют ночную тьму. Ярче всего сияет NASDAQ MarketSite, цилиндрический видеоэкран высотой в семь этажей, – вершина светового клина, который представляет собой сегодняшняя Таймс-сквер.

После десятилетий обновления Таймс-сквер регулярно возглавляет список главных приманок для туристов в США. Здесь процветает бизнес – 24000 новых рабочих мест и дополнительно $400 млн прибыли для города Нью-Йорка.

Уровень серьезных преступлений в этом некогда «худшем районе» города резко снизился – теперь он один из лучших. Число особо тяжких уголовных преступлений упало с 2300 в 1984 г. (более шести нападений в день) до менее 60 на 1995 г. Преступность в целом сократилась с 2000 по 2010 г. еще на 50%213.

Возрождение Таймс-сквер – это повесть о людях, наделенных волей и характером для трансформации общества. Их задачей было «превратить худшее в лучшее», и они с ней справились.

Среди тех, кто ее решал, были совершенно разные люди – ультраконсервативные бизнесмены, либералы-общественники, борцы за чистоту окружающей среды, банкиры, импресарио, рестораторы, должностные лица и частные предприниматели. Одни поддерживали правительство, другие были его противниками.

Но, в конечном счете, затасканная идеология – как либеральная, так и консервативная оказалась неспособной решить стоящую перед ней проблему. Всех захватил дух синергии, когда их разнородные взгляды слились в единое полноценное видение.

Публикуется по: С. Кови. Третья альтернатива.

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif