Семейные субсистемы

Семья

Семьи значительно различаются по составу. Есть нуклеарные и расширенные семьи; неполные семьи; семьи с проблемным ребенком или взрослым, страдающим психическим заболеванием, алкоголизмом или наркоманией; семьи, перенесшие смерть одного из членов, который продолжает оказывать значительное влияние на живущих.

При анализе семьи как системы фокусируются на субсистемах «родители–дети», «сиблинг–сиблинг», «родитель–родитель». В этих субсистемах различаются типы отношений: отношения порождения (родители–дети), кровного родства (сиблинги, то есть родные братья и сестры), свойства (муж–жена). По тому, какая субсистема преобладает на том или ином историческом этапе, конструируются три идеальных исторических типа семьи: патриархальный (или традиционный), детоцентристский (или современный) и супружеский (или постсовременный).

Рассмотрение семьи как системного образования ведет к пониманию, что любое усиление одной из субсистем за счет других субсистем может нарушать гармонию всей семьи. Чрезмерная увлеченность родителей отношениями друг с другом идет в ущерб развитию детей. Исключительное внимание к ребенку может нарушить состояние супружеской субсистемы и т. д.

* * *

Супружеская субсистема

Супружеская субсистема включает отношения между супругами, в том числе доминирование одного из супругов или равные отношения между ними, распределение обязанностей по дому, вклад в бюджет семьи, воспитание детей и т. д.

В примитивных племенах Африки был обнаружен обычай, названный «кувада» (от франц. cuvade – «высиживание яиц»). Его суть состоит в том, что после родов женщина сразу же приступает к повседневной деятельности, тогда как ее муж укладывается в постель и имитирует схватки и послеродовую слабость.

При этом родственники за ним тщательно ухаживают. Так в этом племени мужчины демонстрирует свою решающую роль в семье и ее важнейшей функции – воспроизводстве потомства.

Есть разные способы, с помощью которых распределяется власть в семье, среди них — и столь примивные, как кувада. Весьма часто реальный вклад в эффективное функционирование семьи и то, как его оценивают члены семьи, расходятся.

В. Таман обнаружил стремление воспроизводить в своей семье место, которое человек занимал среди братьев и сестер. Например, старший из двух братьев выберет жену, которая была младшей среди сестер. А его младший брат будет предпочитать женщин старше него по возрасту (Taman, 1976).

Существует две гипотезы относительно того, как, вырастая, бывшие дети будут относиться к собственным детям. Согласно первой, они будут воспроизводить поведение своих родителей в отношении братьев и сестер, согласно второй – будут воспроизводить поведение родителей относительно себя. Скорее всего, в реальных семьях применяются оба варианта.

Большая часть данных свидетельствует о том, что качество взаимодействия супругов обусловливает тип копинга (способности справляться со стрессовыми ситуациями) ребенка и его способность к долгосрочной адаптации в социуме. Показано, что разногласия и конфликт между родителями ведут к ухудшению качества межличностного общения их ребенка, включая антисоциальное поведение, интернализацию (появление депрессии) и экстернализацию поведенческих проблем (агрессивное поведение), изменения когнитивных процессов, эмоционального реагирования и физиологических реакций на конфликты между родителями.

Супружеские разногласия могут иметь косвенное влияние на адаптивные возможности ребенка в социуме через функционирование семьи в целом и качество самого родительства. Эмоциональные изменения в качестве детско-родительских отношений, отсутствие эмоциональной доступности родителей для ребенка, использование менее эффективного поведения являются посредниками механизма, с помощью которого разногласия между родителями разрушают сам процесс родительства.

В то же время большинство исследований доказывает, что нет одностороннего влияния родительского конфликта на поведение детей. Дети также подогревают родительский конфликт, образуя некоторую цепь, в которой действие взрослых меняет поведение ребенка, а измененное поведение ребенка меняет силу конфликта у взрослых.

Известно, что пары, не имеющие детей, сообщали в анкетных исследованиях о большем уровне удовлетворенности браком, чем те, у кого они были (кроме тех случаев, когда родители хотели иметь детей, но у них это не получалось по тем или иным причинам). Рождение ребенка вело к снижению качества супружеских отношений и нарастанию негативного состояния у родителей. Родители в ряде случаев оказываются в трудной ситуации из-за физического здоровья ребенка или его тяжелого поведения.

Доказано также, что у детей ухудшается поведение непосредственно перед разводом родителей. Следовательно, они как бы усиливают те проблемы, которые возникают между родителями, увеличивая вероятность нарастания конфликта.

Разногласия родителей по поводу детей ведут к снижению адаптации у ребенка, появлению страхов, стресса, психосоматических изменений. Таким образом, дети активно участвуют в родительском конфликте и углубляют этот конфликт.

Чтобы доказать справедливость представлений о том, что на супружеские отношения влияют и отношения между детьми и родителями, О. Ирел и Б. Берман (Erel, Burman, 1995) проанализировали 68 исследований, в которых изучалось это влияние с использованием самых разных критериев, включая независимую экспертную оценку. Данные подтвердили наличие этой связи между качеством детско-родительского и супружеского взаимодействия, прежде всего касательно положительных, хороших отношений между родителями и детьми (иными словами, если между детьми и родителями были хорошие отношения, то конфликтов между родителями было меньше).

Для теоретического осмысления подобных непрямых влияний было сформулировано несколько гипотез. Гипотеза «выхода за пределы» предполагает, что эмоциональное состояние и вслед за ним поведение, возникшие в одной субсистеме, передаются в другую субсистему (например, из супружеской – в субсистему «родитель–ребенок»).

Компенсаторная гипотеза предполагает, что положительные отношения в субсистеме «родитель–ребенок» могут поддерживаться и даже усиливаться, несмотря на конфликт в супружеской субсистеме, как механизм компенсации негативных отношений между родителями. Следовательно, отношения между детьми и родителями могут выполнять буферную функцию без переноса супружеских отношений на детей. Однако метаанализ реальных данных соответствовал первой, а не второй гипотезе. Это говорит о том, что детей сложно защитить от супружеских разногласий и конфликтов.

Родители могут пытаться снизить негативное влияние, ограничивая ситуации, в которых дети могут быть свидетелями подобных сцен. Вместе с тем они не могут защитить их от этого влияния, меняя, улучшая качество отношений в субсистеме «родитель–ребенок».

Есть много данных, поддерживающих модель прямого влияния конфликта между супругами на отношения в субсистеме «родитель–ребенок». Весьма часто конфликт между родителями, в том числе и интенсивные насильственные формы этого конфликта (драки, агрессия), частично распространяется на детей и, вероятно, связан с возникновением у них депрессии или агрессивного поведения.

Супружеский конфликт, который содержательно связан с ребенком, более вероятно, чем конфликт, имеющий другие причины, ведет к изменению поведения ребенка, возникновению у него чрезмерного чувства стыда, ответственности, самообвинения и страха быть втянутым в родительский конфликт. Результатом конфликта, даже если ребенок его непосредственно не наблюдает, будет торможение ответной реакции ребенка на гнев и агрессию взрослого, усиление негативного настроения ребенка и снижение реакции на стресс.

Конфликт неотвратим во многих супружеских отношениях и не наносит ущерба им и жизни семьи, если он выражается конструктивно, не имеет взрывного характера, сопровождается теплыми отношениями, направленными на поддержание семьи, и имеет очевидное решение. Позитивной стороной такого конфликта будет то, что дети учатся разрешать конфликтные ситуации и любого рода противоречия в отношениях. При таких конфликтных отношениях супруги уважают выбор каждого и стремятся договориться.

Есть достаточное число данных о влиянии длительного конфликта между родителями на эмоциональные и познавательные особенности детей. Согласно одной модели, ребенок неосознанно оценивает для себя значимость конфликта между родителями, опираясь на такие параметры, как его интенсивность и содержание, а также обстоятельства, в которых он происходит, например эмоциональный климат в семье, предыстория семьи.

Эта оценка влияет на способность ребенка справиться со стрессовыми ситуациями, в том числе на восприятие им опасности этого конфликта для него самого, оценку стратегий, позволяющих эффективно выйти из ситуации, и объяснение причины конфликта, когда ребенок на основе имеющихся у него представлений решает, кто виноват в возникновении конфликта.

В соответствии с альтернативной моделью центральным параметром, влияющим на климат в семье, является эмоциональная безопасность ребенка. Пытаясь сохранить ее, ребенок управляет своими эмоциями, стремится регулировать отношения родителей на основе собственных представлений о том, что происходит в семье. Практические исследования подтвердили возможность таких взаимосвязей.

Однако есть доказательства и тому, что хронический интенсивный супружеский конфликт нарушает способность ребенка контролировать свои эмоции. Было показано, что родители, находящиеся в конфликте, чаще проявляют гнев по отношению к ребенку и ведут себя безответственно. У детей, живущих в таком браке, обнаруживали высокий уровень гормонов стресса, они чаще проявляли агрессию и несогласие, более негативно вели себя со сверстниками.

Не все проблемные браки одинаковы, как предполагал Л. Н. Толстой, начиная роман «Анна Каренина». Весьма часто дети из таких браков предпочитают уход, а не конфронтацию или взаимодействие с родителями, а потому реагируют и на них, и на других участников взаимодействия различным образом.

Доказано, что родители, которые в конфликте проявляют враждебность и отдаляются от детей, имеют более негативное влияние на социальную адаптацию своих детей. Большая часть работ такого рода ориентирована на дошкольников, крайне мало исследований, проведенных с участием подростков.

Первые попытки построения теории семьи и выбора партнера были сделаны Р. Винчем (Winch, 1958) и Р. Тарпом (Tharp, 1963). Они провели обзор работ в этом направлении и выделили три главных параметра, предсказывающих выбор супруга:

– сходство каких-то особенностей будущих супругов;

– эмоциональное отношение, сходство восприятия других, межличностная привлекательность;

– эффективность процесса взаимодействия.

Эти причины не укладываются в простую теорию, а потому для каждой из них существуют отдельные теоретические предположения. Экспериментально доказано, что чаще всего человек неосознанно повторяет в собственной семье ту модель отношений, которую получил от своих родителей.

В процессе формирования привязанности он усваивает способы взаимодействия в семье между значимыми людьми и воспроизводит их в дальнейшем. При этом образ родителя противоположного пола так или иначе участвует в выборе будущего партнера (выбор может происходить по разным критериям: как на основании сходства по какому-то признаку, так и отталкиваясь от подобного признака в поисках противоположного).

* * *

Субсистема сиблингов

Взаимодействие сиблингов между собой в значительной мере влияет на социализацию каждого из них, поскольку способы общения, которые применяют дома, они затем используют при взаимодействии с другими детьми. В рамках этого взаимодействия ребенок тренирует и те навыки, которые усвоил, наблюдая за родителями.

Старшие братья и сестры могут вести себя как учителя и наставники более молодых сиблингов. Они расширяют или ограничивают их взаимодействие с другими (например, знакомя со своими друзьями или, напротив, изолируя от них).

Кроме того, ребенок наблюдает за взаимодействием родителя с другим сиблингом. Предполагается, что эти связи служат тем контекстом, в котором дети усваивают разные методы воспитания и сложные социальные эмоции, например соперничество и ревность.

Однако перенос способа взаимодействия с сиблингом на другие типы взаимодействия как в семье, так и вне ее доказать трудно, поскольку вмешиваются дополнительные параметры, такие как порядок рождения. Общение с сиблингом помогает приспосабливаться к другим социальным взаимодействиям. Доказано, что любое положительное общение (с сиблингом, другом, родителем) имеет компенсаторную функцию и защищает от возможных сложностей адаптации в социуме.

Отмечаются ситуации, когда именно из-за зацикленности сиблингов друг на друге не складывается дружба с другими детьми. С другой стороны, друзья весьма положительно влияли, когда у ребенка возникали переживания в связи с рождением нового сиблинга. Дети, у которых был близкий друг, лучше справлялись с конфликтом и негативными эмоциями, более положительно относились к рождению сиблинга и через 6, и через 14 месяцев после его рождения.

Взаимодействия сиблинг–сиблинг, а также с другом и ровесником представляют собой уникальные, неповторяющиеся комбинации общения. Более того, ожидание различного поведения от сиблингов и друзей ведет к неодинаковым стилям взаимодействия с ними.

* * *

Субсистема «родитель–ребенок»

Уже говорилось, что родители могут влиять на детей непосредственно и косвенно. Оказывается, что если между супругами возникает конфликт, то в течение последующих 24 часов повышается вероятность возникновения конфликта между сиблингами.

Во-первых, родители могут влиять на детей, прямо инструктируя, обучая или советуя. То есть в этом случае они непосредственно обучают детей определенным нормам и правилам в культуре.

Во-вторых, они могут делать это и неявно, косвенно, выступая тренерами, учителями и супервизорами, предлагая совет, поддерживая и направляя на освоение новых социальных ситуаций, рассказывая о возможных проблемах. В-третьих, родители действуют как менеджеры социальной жизни ребенка и служат регуляторами возможных социальных контактов и познавательного опыта.

Существует множество типологий отношений родителей и детей, поскольку авторы рассматривают эти отношения с разных позиций. Часть авторов анализировали состояние нормативных семей, часть – отношения детей, попавших в клинику неврозов, часть – особенности детей, проживающих в детском доме. Каждый взгляд накладывает отпечаток на выводы, сделанные авторами. Именно поэтому важно посмотреть на проблему с разных сторон.

Один из подходов связан с описанием поведения матери в отношениях с ребенком. Выделяются следующие типы поведений:

1. Поддерживающее поведение, при котором мать не торопит ребенка в его развитии, но поддерживает его инициативу. Такого рода поведение требует от матери большой внимательности, что оправдывается формированием у ребенка уверенности в своих силах.

Мать не требует от ребенка выполнять в строгом порядке те действия, к которым, с ее точки зрения, он уже готов в данном возрасте. Однако она поддерживает любое движение ребенка в этом направлении. В таком случае ребенок выполняет то, что матери кажется важным для его развития, но самому ребенку кажется, что именно он активный участник событий в семье.

2. Приспособление к потребностям ребенка. В этом случае матери все свои усилия направляют на комфорт ребенка, часто забывая о собственных нуждах. Они кормят ребенка по требованию, не замечая, что они кормят его при любом крике, хотя возможно, у ребенка в данный момент были другие потребности, но в силу отсутствия речи он не смог их выразить. В данном случае внешнее подчинение матери ребенку реализуется через диктат матери в отношении ребенка.

3. Ответственность по отношению к ребенку без эмоциональной включенности в процесс воспитания. Женщина выполняет необходимые действия по уходу за ребенком, но не проявляет свойственные любящей матери чувства и естественность в отношениях.

Подобная ситуация может возникнуть при заболевании матери послеродовой депрессией. В этом случае ответственность за все негативные стороны семейной жизни, появившиеся после рождения ребенка, она неосознанно приписывает ребенку.

Мать, будучи ответственным человеком, выполняет необходимые действия, но не может любить его, считая виновником всех своих бед. Поведение таких матерей может быть достаточно жестоким.

4. Непоследовательное поведение. Этот тип поведения свойствен неготовым к материнству женщинам, которые ведут себя неадекватно потребностям ребенка.

Преследуя собственные цели, они могут плохо понимать ребенка и совершать ошибки в его воспитании. Они сегодня могут наказывать за то, за что похвалят завтра и что не заметили вчера. Такое поведение матери формирует в ребенке чувство неуверенности.

В некоторых работах выделяются пять видов социальной власти, характеризующих отношения между ребенком и взрослыми в семье:

1. При взаимодействии, основанном на вознаграждении, ребенка вознаграждают за одно поведение (социально одобряемое) и наказывают за другое (социально неодобряемое). В этом случае родитель проявляет свою власть, распределяя вознаграждение. Постепенно ребенок привыкает к социально одобряемому поведению и ведет себя хорошо, уже не ожидая одобрения.

2. При взаимодействии, основанном на принуждении, ребенка жестко контролируют и наказывают, если поведение не соответствует требуемым нормам. Родитель проявляет безоговорочную власть над ребенком.

3. Если взаимодействие взрослого с ребенком основано на том, что взрослый обнаруживает большую компетентность в общении и в делах, то такой тип власти в семье называется властью эксперта.

4. Наконец, родитель может служить ребенку образцом. В этом случае он пользуется властью авторитета, то есть его власть основана на уважении.

5. В семье может проповедоваться и власть закона, хотя реализовывать ее будут родители, прикрываясь законом и воплощая одну из вышеописанных форм власти.

Однако такого рода классификация современной семьи вызывает сомнения, поскольку в большинстве семей все чаще и чаще вырабатываются отношения сотрудничества, а не власти.

Согласно представлениям Л. Беньямина (Benjamin, 1978), можно выделить несколько стратегий поведения детей в ответ на действия взрослых. Стратегия дополнительного поведения состоит в том, что ребенок отвечает на воздействие взрослого комплементарным поведением: если родитель предоставляет самостоятельность ребенку, он становится инициативным, если родитель строго контролирует действия ребенка, он избегает встречи с родителем.

Стратегия защитного поведения состоит в том, что ребенок в ответ на действия родителей вырабатывает поведение, способствующее его защите. Так, в ответ на гнев ребенок будет устраняться, в ответ на отвержение – усиливать взаимодействие, требуя проявлений любви.

Классифицировать поведение родителей можно и с точки зрения неадекватности по отношению к детям (Личко, 1979). В этом случае (в отношении подростков) выделяются следующие типы поведения родителей:

1. Гипопротекция – тип поведения, связанный с недостатком опеки и контроля за поведением ребенка. Родители уделяют мало внимания и личности ребенка, и его внешнему виду, и его делам. Возможна скрытая гипопротекция, при которой контроль и забота формальны и рассчитаны на внешних наблюдателей, а не на ребенка. Ребенок отвечает на такое поведение родителей асоциальным поведением и значительной самостоятельностью.

2. Доминирующая гиперпротекция – поведение, обратное гипопротекции. В этом случае родитель повышает контроль над действиями ребенка, чрезмерно опекает и заботится о нем. Подобное поведение родителя может проявляться в слежке за действиями ребенка, большом числе запретов и ограничений. Ребенок реагирует на это отсутствием ответственности и самостоятельности.

3. Потворствующая гиперпротекция – поведение, в чем-то близкое к доминирующей гиперпротекции. В этом случае ребенок становится кумиром семьи. Поскольку родители чрезмерно восхищаются любыми проявлениями активности ребенка, они не формируют в нем упорства и ответственности. Тогда у ребенка возникает высокий уровень притязаний при объективных условиях невозможности реализовать собственные замыслы.

4. Эмоциональное отвержение – поведение, которое постоянно демонстрируют ребенку не любящие его родители. В этом случае по отношению к ребенку возможно жестокое обращение.

Эмоциональное отвержение необязательно бывает явным. Скрытое эмоциональное отвержение состоит в том, что внешне родители стремятся продемонстрировать повышенную заботу и внимание, тогда как реального ответа на потребности в теплых чувствах ребенок не получает.

5. Жестокое обращение – поведение, при котором негативное отношение к ребенку даже не скрывается. В этом случае родители ребенку, как самому слабому и не способному ответить, мстят за собственную неудавшуюся жизнь.

6. Повышенная моральная ответственность – тип поведения, при котором на ребенка возлагают ответственность, не соответствующую его возрасту. Он может отвечать за младших детей и даже за родителей. От ребенка требуется идеальное поведение, что ведет к боязни разочаровать родителей и формированию глубокого чувства вины.

Анализируя эти и многие другие классификации, можно увидеть, что есть отношения, способствующие развитию всех членов семьи, но есть такие, при которых происходит чрезмерное усиление возможностей одних членов семьи за счет других.

Одно из новых направлений, описывающих взаимодействие родителей и детей, связано с введением термина «сородительство». Он описывает то обстоятельство, насколько родители выступают единой командой при воспитании ребенка или, напротив, каждый из них действует поодиночке.

При сородительстве совместное поведение родителей предполагает разные варианты взаимодействия между ними: от антагонизма, центрации друг на друге, враждебной конкуренции между собой, разногласий, дисбаланса общения с детьми до совместного общения с детьми, теплоты, кооперации, сплоченности, центрации на детях, семейной гармонии. Эти работы описывают особенности сородительства в семьях новорожденных, дошкольников, школьников, семей европейских и афроамериканских.

Показано, что чем более выражена кооперация между родителями, тем лучше адаптируется ребенок в социуме. Враждебное соревнование между родителями порождает агрессию у ребенка. Несогласие между родителями ведет к тревожности младшего члена семьи при общении с ними. Проблемная семья в первый год после рождения ребенка формирует небезопасную привязанность младенца к матери и психосоматические проблемы у ребенка-дошкольника.

Термин «сородительство» подчеркивает уникальность влияния именно двух родителей на состояние ребенка и потребность в различении между традиционным пониманием детско-родительских отношений и совместным воздействием родителей на ребенка.

Большая часть современных исследований выявляет роль родителя как наставника в развитии ребенка. Работы, посвященные детям дошкольного и младшего школьного возраста, свидетельствуют о том, что советы родителей влияли на социальную компетентность детей при взаимодействии с ровесниками.

Родители советовали детям, как поступать со сверстниками, рисуя дальнейшую перспективу взаимодействия. Было показано, что если родители помогали подросткам в выборе друзей, то подростки лучше учились и не проявляли антисоциального поведения.

Родители могут влиять на общение детей, не только непосредственно общаясь с ними, но и через контроль их социальной активности. Низкий уровень контроля ведет к низкой успеваемости в школе, отвержению сверстниками, высоким показателям делинквентности и агрессивности.

В современном понимании контроль – это не только ограничения со стороны родителей, но и их положительное влияние на ребенка и его отношение к этому. Контроль является производной от общности взглядов родителей и ребенка, поскольку родители контролируют, а ребенок принимает этот контроль (добровольно или нет).

Иными словами, это область, в которой дети разделяют информацию о своей активности в семье и вне ее, выборе друзей со своими родителями. Доказано, что дети с низкой способностью к социальной адаптации меньше обсуждают подобные проблемы с родителями по сравнению с теми, кто адаптируется лучше.

Родители ограничивают общение детей со сверстниками определенными рамками, обусловленными культурным и идеологическим стилем семьи. Они делают это, предлагая детям определенную информацию о сверстниках и планируя формальную активность с ними, которая разрушает или поддерживает взаимоотношения с ровесниками.

В одном из исследований оценивали, кто из родителей организует социальные контакты детей, описывали характер игровой активности ребенка и связь между этими параметрами и развитием ребенка. Оказалось, что если родители хотя бы один раз в день начинают и организовывают игру с дошкольником, их дети имеют больше друзей и находится больше детей, желающих с ними играть.

С возрастом роль родителей в такого рода общении уменьшается, а роль детей в выборе себе друзей и типа активности увеличивается, но и родители, и дети продолжают нести ответственность за этот выбор.

* * *

Семья как уровень анализа

Субсистемы супружеская, сиблингов, «родитель–ребенок» лучше изучены и представлены теоретически. Однако каждая из них не может описать семью как единое целое на определенном уровне анализа.

В соответствии с системной теорией свойства и функции семьи как единицы недостаточны для того, чтобы можно было сделать вывод об особенностях меньших единиц анализа (субсистем). Семья как система меняется в ответ на изменение числа ее членов, жизненных обстоятельств и явных и неявных перестроек внутри нее. Семья формирует определенный климат, тип ответа на внешние и внутренние события, отдельные связи, которые создают условия социализации и развития детей.

Все субсистемы в системе семьи тесно взаимосвязаны. Субсистема «родитель–ребенок» более проблематична в семьях, где есть конфликтные отношения в супружеской субсистеме. Проблемы, возникающие между родителями, влияют на качество отношений между родителями и детьми. Именно эти проблемы, а не внутренние устремления ребенка ухудшают поведение ребенка.

Современные исследования все больше акцентирует внимание на роли отцов, дедушек и бабушек как важных участников в социализации ребенка. В США вовлеченность отцов в родительскую функцию и время общения с детьми в среднем существенно выросли за последние десятилетия как в абсолютных, так и в относительных величинах.

Последние генетические исследования свидетельствуют о том, что сиблинги менее похожи друг на друга, чем можно было бы предполагать, исходя из генетического анализа. Чтобы понять подобное несоответствие, Е. Теркеймер и М. Уолдрон (Turkeimer, Waldron, 2000) ввели понятия «наблюдаемая среда» и «эффективная среда».

Наблюдаемая среда – реальная среда, в которой живут дети, включая такие параметры, как социоэкономический статус семьи и частота конфликтов между супругами. Эта наблюдаемая среда далее может быть разделена на два компонента: среда, разделяемая всеми сиблингами, и среда, уникальная для одного из них.

Реальная среда может быть описана, тогда как эффективная среда не поддается измерению. О ней можно судить на основе величины сходства и различий сиблингов по поведению и личностным особенностям, исходя из представления, что они развиваются в одинаковой среде.

Например, если поведение у монозиготных близнецов различается, это означает, что они живут в разных уникальных средах в рамках одной семьи. Если сиблинги сильно расходятся по какому-то параметру поведения, возможны два варианта объяснения этому феномену.

Например, они различным образом включены в родительский конфликт, или у родителей есть определенное поведение, которое ведет к различию детей, а не их сходству. Такая ситуация описана в воспоминаниях М. Е. Салтыкова-Щедрина, в семье которого были обычные дети и любимчики, имевшие иной статус и получавшие больше внимания и материальных благ от матери.

Итак, развитие детей в семье регулируется большим числом факторов. Среди них значительную роль играют представления всех членов семьи, мифы, истории, ритуалы.

Мифы – это некоторые представления, которые не подвергаются обсуждению или сомнению, поскольку их разделяют все члены семьи. Мифы обеспечивают постоянство и воспроизводство каких-то процессов из поколения в поколение.

Например, согласно мифу, в какой-то семье все девушки должны выходить замуж за военных, а все мальчики выбирают военные специальности. Эти представления так рано внедряются в психику ребенка, что он не подвергает их сомнению никогда, а потому девушки выходят замуж за военных, а мальчики поступают в военные училища.

Согласно направлению семейной мифологической терапии, миф предопределяет выбор мужа или жены, жизненные цели, удовлетворенность семейной жизнью.

Мифы могут быть конструктивными и деструктивными. Они могут быть конструктивными для одних членов семьи и деструктивными для других. Например, мать постоянно повторяет, что ее старший ребенок – будущий гений, тогда как из второго – ничего не получится, он растет отъявленным хулиганом. Это высказывание будет направлять первого ребенка в сторону развития, тогда как для второго подобный путь будет закрыт, поскольку он должен выполнять заложенную в него инструкцию матери.

Человек может уйти от деструктивного семейного мифа, выйдя замуж или женившись на человеке с более успешным семейным мифом. Однако нет четких научных исследований такого рода. Все данные получены из психотерапевтических источников, часто пренебрегающих правилами научного исследования.

Семейные истории, пересказываемые из поколения в поколение, привлекали внимание исследователей, изучающих механизмы социализации ребенка в семье. Подобные истории передают детям представления о семейных ценностях и обучают исполнению семейных ролей принятым в данной семье способом. Например, история, в которой женщина ждала мужа, не пришедшего с войны, всю жизнь, повлияет на поведение девушки из данной семьи, если ей нужно будет ждать кого-то или повторно выходить замуж.

Подобные истории не только передаются слово в слово, но и дополняются современными ребенку событиями, сопровождаются определенными комментариями. Для оценки подобных историй введены три измерения: нарративная (от англ. narrative – «рассказ, повесть») согласованность, нарративный стиль и взаимосвязь представлений. Эти измерения характеризуют форму, в которой излагается содержание семейных историй.

Нарративная согласованность позволяет оценить согласование всех частей рассказа, передающегося из поколения в поколение. Нарративный стиль свидетельствует о том, насколько литературно оформлен этот рассказ. Взаимосвязь представлений показывает связанность частей в данном рассказе с другими представлениями в этой семье.

Такие исследования позволяют понять поведение молодых людей до брака, их дальнейшую удовлетворенность материнством или отцовством, взаимодействие в семье во время обеда, особенности взаимодействия родителей и детей, предпосылки возникновения внутрисемейных конфликтов и т. д.

Еще один показатель теории семейной мифологии – ритуалы, то есть некоторые действия, поддерживающие мифы, подобно тому, как в любой религии с помощью ритуальных действий поддерживается вера людей. В последнее время была показана значительная роль подобных ритуалов в механизме социализации ребенка.

Центральной функцией ритуалов является обеспечение смысла всем сторонам семейного взаимодействия. К ним относятся ежедневные приветствия друг друга по утрам, прощание при расставании, когда кто-то идет на работу или в детский сад, специфика встреч членов семьи вечером, отход ко сну. Есть три типа семейных ритуалов: семейные праздники (например, Новый год), семейные традиции (дни рождения) и ежедневные ритуалы (обеды, отход ко сну, развлечения по вечерам и т. д.).

Сегодня существуют опросники, позволяющие собрать информацию о мифах, ритуалах, историях. Доказано, что ритуалы имеют защитную функцию. В семьях, в которых большое значение придается ритуалам, подростки имеют более высокую самооценку. Однако пока не ясно, являются ли ритуалы самостоятельным механизмом социализации ребенка или лишь отражают какую-то более глубинную структуру функционирования, такую как качество детско-родительских отношений.

Публикуется по: Николаева Е.И. Психология семьи.

Похожие записи:

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

*
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_bye.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_good.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_negative.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_scratch.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wacko.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yahoo.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cool.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_heart.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_rose.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_smile.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_whistle3.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_yes.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_cry.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_mail.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_sad.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_unsure.gif 
http://psychologconsultation.com/wp-content/plugins/wp-monalisa/icons/wpml_wink.gif